Восстановим храм в селе караш
 
Голуби

Пожертвовать
на восстановление храма

руб.

Вознесение: на какое небо вознесся Христос?

Что такое Вознесение? Какое отношение оно имеет к рассказу Евангелия от Луки о перемещении Иисуса с земли в воздушное пространство? Почему по одним евангельским свидетельствам Вознесение произошло в сам день Воскресения, по другим — через сорок дней? А главное, какое отношение это имеет к нам?


То, что Иисус Христос после Своего Воскресения взошел в тайну Бога, к Отцу Небесному — это принципиальный пункт христианской веры, который красной нитью проходит через новозаветные писания. Только апостол Лука конструирует подробный и красочный рассказ об этом событии, тогда как другие авторы говорят об этом более прикровенно. Но — говорят.
Начнем с того, что вообще самый цитируемый в Новом Завете ветхозаветный текст — это слова 109-го псалма: Сказал Господь Господу моему: седи одесную (то есть по правую руку, что в древнееврейской традиции символизирует близость и доверие. — Прим. прот. К. Пархоменко) Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Пс 109:1).
Эти слова, которые, кстати, попали и в наш Символ веры, встречаются в Новом Завете почти два десятка раз. Идея о прославлении Иисуса рядом с Богом Отцом зафиксирована самой древней допавловой традицией. Вот тексты, которые апостол Павел принял в уже составленном виде: Он (Иисус) уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп 2:7–11).
Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе (1 Тим 3:16).
Самый первый новозаветный автор, апостол Павел, не пишет прямо о Вознесении Христа, но много сообщает о возвращении Иисуса из мира Божьего. Например, в самом раннем своем послании Павел говорит, что фессалоникийцы ожидают с Небес Сына Его, которого Он воскресил из мертвых, Иисуса… (1 Фес 1:10; ср. 4:16).
И в евангельской традиции (у евангелистов Марка, Матфея и Луки) мы встречаем многочисленные высказывания о возвращении Христа (Мф 16:27; 24:30; 26:64; Мк 8:38; 13:26; Лк 21:27; 22:69). Но предполагать возвращение можно только в отношении того, кто куда-то ушел.


Итак, можно с уверенностью сказать, что Новый Завет утверждает, что Воскресший пребывает теперь с Отцом Небесным, в мире ином, или, если пользоваться языком древних метафор, Сын ныне пребывает на Небесах.
Куда переместился Воскресший?
Хотя Новый Завет однозначно говорит о пребывании Воскресшего Христа с Отцом, в славе Божией, или на Престоле Божием, новозаветные авторы избегают говорить о том, что Иисус попал туда благодаря полету, то есть какому-то физическому перемещению на Небо.
Одна группа текстов говорит просто о вознесенном положении Христа. Другая говорит о перемещении Христа на Небеса, но не поясняет, как это происходит. В некоторых текстах упоминается слово Вознесение или его эквивалент (Рим 10:6–8; Еф 4:7–11), в других специальные термины пропущены (Евр 4:14; 6:19–20; 1 Пет 3:22).
Много об этом пишет евангелист Иоанн. Для него Иисус — это Тот, Кто спускается с Небес и впоследствии туда возвращается. Трижды Иоанн говорит о восхождении Сына (Ин 3:13; 6:62; 20:17), но обычно употребляет термин «путешествие » (греч. poreuomai), «уход» (греч.hypago), или «возвышение» (греч. hypsoo).
Рассказ о Вознесении у Евангелиста Луки
Итак, в нашем небольшом очерке мы рассмотрели разные аспекты, связанные с событием Вознесения Иисуса Христа. Подведем итоги и вспомним, о чем мы говорили.
После Воскресения Иисус Христос какое-то время пребывает с учениками в нашем мире. Продолжительность этого времени никто из авторов Нового Завета, кроме апостола Луки, не фиксирует.
Потом явления Воскресшего прекращаются, что позволяет говорить об уходе Христа от учеников. Куда? На Небеса, к Богу.


Евангелист Лука объясняет тайну пребывания Воскресшего с учениками и одновременно подчеркивает величие события ухода на Небеса: он говорит, что Христос пребывает с Апостолами символическое число времени — сорок дней.
То, что произошло с Воскресшим Иисусом после периода Его явлений, новозаветные авторы объясняют библейскими образными выражениями. Ключевым здесь становится ветхозаветный текст Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Пс 109:1).
Новозаветные авторы избегают натурализма в описании ухода Иисуса на Небеса. (Нужно помнить, что небо — это тоже условное указание на место пребывания Господа. Во времена Христа никто не считал, что Бог находится на небе, которое над нашей головой. Библейские «небеса» (др.-евр. шамаим) были символическим местом пребывания Бога. Поэтому, когда Христос заповедует молиться «Отче наш, сущий на небесах…», Он подразумевает скорее духовное небо, чем что-то имеющее отношение к нашему космосу.
Евангелист Лука не смущается открыто и прямолинейно писать об уходе Христа к Богу Отцу как о полете, перемещении в пространстве. Возможно, он это делает, имея в виду многочисленные тексты (греко-римские и иудейские), сообщавшие о подобных историях. Может быть, Лука хотел показать читателям, что Иисус прославлен, подобно другим великим древним героям, может быть, просто пользуется традиционными выражениями и образами, понятными читателям его времени и культуры.
Мы не знаем насколько рассказ евангелиста Луки соответствует исторической действительности. Осторожность в описании этого события у других новозаветных авторов наводит на мысль, что событие Вознесения было сокровенным, а не публичным. Но происходило ли все именно так, как описывает Лука, или нет, не столь важно. Важно, что Лука, подарив нам великолепный и выразительный рассказ о Вознесении, заключил туда бездну богословских смыслов, открывать которые и черпать духовные сокровища предстоит еще многим поколениям христиан.
Только Евангелист Лука не избегает использовать прямые образы полета, восхождения. Он рассказывает об этом дважды — в своем Евангелии и в книге Деяний святых апостолов.
Вот эти тексты:
…И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше. И вывел их вон [из города] до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью (Лк 24:49–52).
И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня… Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли. Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо. Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути. И, придя, взошли в горницу, где и пребывали, Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, [брат] Иакова. Все они единодушно пребывали в молитве и молении(Деян 1:4–14).
Эти тексты внимательно исследованы библеистами, и на сегодняшний день консенсус в общем достигнут по следующим пунктам:
Несмотря на кажущееся различие, эти два рассказа сообщают об одном и том же событии, просто перед нами более короткая и более длинная версии. В обоих отрывках упоминаются одиннадцать апостолов, проповедь всему миру, необходимость оставаться в Иерусалиме до схождения Святого Духа, роль апостолов как свидетелей Вознесения и факт возвращения одиннадцати в Иерусалим. То есть схема рассказов одна и та же.
Несомненно, что, когда Лука составлял свой рассказ о Вознесении Христа, он использовал иудейские и греко-римские образы, описывающие восхождение на небеса древних героев.
Вот, например, что мы читаем у Тита Ливия в тексте, написанном незадолго до Рождества Христова: «По свершении бессмертных этих трудов, когда Ромул, созвав сходку на поле у Козьего болота, производил смотр войску, внезапно с громом и грохотом поднялась буря, которая окутала царя густым облаком, скрыв его от глаз сходки, и с той поры не было Ромула на земле. Когда же непроглядная мгла вновь сменилась мирным сиянием дня и общий ужас наконец улегся, все римляне увидели царское кресло пустым; хотя они и поверили отцам, ближайшим очевидцам, что царь был унесен вихрем, все же, будто пораженные страхом сиротства, хранили скорбное молчание. Потом сперва немногие, а за ними все разом возглашают хвалу Ромулу, богу, богом рожденному, царю и отцу города Рима, молят его о мире, о том, чтобы, благой и милостивый, всегда хранил он свое потомство» (История Рима. 1.16).
Много параллелей с рассказом Луки мы находим в иудейских историях того времени о вознесении Еноха, Илии, Ездры, Варуха и Моисея. Там есть весь тот набор, что и у Луки: гора, облако, поклонение присутствующих и проч. Было обращено внимание, что в рассказе Луки о Вознесении Иисуса есть много терминов, использующихся в 4 Цар 2:9–13, в описании взятия на небо Илии (в варианте Септуагинты — перевода ветхозаветных книг на древнегреческий, выполненного в Александрии в III-I веках до Р. Х.).
Тем не менее, несмотря на использование Лукой языка и образов, известных античному читателю по другим памятникам, учеными не обнаружено прямых заимствований из этих источников. Лука не пересказывает чужие повествования, просто заменив действующих лиц на Иисуса и апостолов, а говорит о некой совершенно оригинальной истории.
3. Почему Лука дает две версии времени Вознесения: в день Воскресения и через сорок дней?
Как это ни удивительно, но Лука, судя по всему, склонен говорить о Вознесении как о событии, следующем непосредственно и сразу за Воскресением.
Например, согласно свидетельству евангелиста Марка, на суде Христос говорит: …И вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных (Мк 14:62). Лука имеет перед собой Евангелие от Марка, но дает нам другую версию: отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией (Лк 22:69). Весь текст и особенно слово «отныне» показывает, что восседание Иисуса на Небесах должно последовать сразу с Его Смертью, а не через сорок дней.
Или другой пример: в беседе с путниками по дороге в Эммаус Спаситель говорит: Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? (Лк 24:26). Здесь между Страданием, Воскресением и Прославлением=Вознесением нет никакого зазора, они следуют непосредственно друг за другом.
В Деяниях читаем: Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели. Итак Он, быв вознесен десницею Божиею… (2:32–33). И здесь Воскресение и Вознесение мыслятся как неразделенные по времени события.
У Луки можно найти много других моментов, в которых не предполагается какого-то продолжительного периода пребывания Воскресшего с учениками, а говорится о Вознесении, непосредственно следующем за Воскресением (см.: Деян 3:15–16; 4:10; 5:30–32; 10:40–43; 13:31–37).
Та история, которую Лука описывает в Евангелии, где Христос возносится в самый день Своего Воскресения, на самом деле очень характерна для Луки; она отражает его понимание, которое становится очевидным при сопоставлении с другими цитатами этого автора.
Но тогда возникает вопрос: о чем же тогда говорит история из книги Деяний? История, породившая праздник Вознесения, празднующийся на сороковой день после Пасхи?
Благодаря такому длительному времени пребывания с учениками Лука может показать, что Церковь является преемницей Предания, которое ей открыл Воскресший: в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием (Деян 1:3).
Возможно, число сорок было использовано Лукой как антитеза сорокадневному периоду искушения Иисуса в пустыне. Там Иисус провел сорок дней в подготовке к Своему служению, здесь — Он это же время готовит Апостолов к их служению.
Более выраженный акцент на пребывании Иисуса с учениками и на Вознесении в Деяниях позволяет Луке сделать более плавный и органичный переход к темам, которые для Деяний будут главными: христологии, пневматологии, сотериологии, эсхатологии и миссиологии.
Христология (учение Церкви о Христе): торжественный уход Иисуса на Небеса подчеркивает Его Воцарение там. Именно потому, что Иисус царствует на Небесах, Его исповедают как Господа и Христа (Деян 2:33).
Пневматология (учение Церкви о Святом Духе): Святой Дух придет только после ухода Иисуса, и тут подчеркивание ухода, Вознесения, служит удачным прологом к Пятидесятнице — приходу Святого Духа.
Сотериология (учение Церкви о спасении): торжественное Вознесение служит Луке удачной возможностью сделать акцент на одной из его любимых тем: Иисус входит в Небесную славу через Страдания и дарует с Небесного Престола прощение и Святого Духа всем кающимся и верующим в Него.
Эсхатология (учение Церкви о конце времен): о Вознесении Ангелы говорят: Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо. Таким образом, Вознесение закладывает фундамент для веры в возвращение Иисуса.
Миссиология (учение Церкви о проповеди Благой Вести): в день Вознесения апостолы получают заповедь проповедовать Распятого, Который теперь вознесен и пребывает в Славе Божией. Ученики сорок дней общались с Воскресшим Учителем, так что теперь они наставлены в том, что и как проповедовать миру. Осталось чуть-чуть подождать Духа Святого, который их укрепит и окончательно просветит.
Таким образом, мы видим, что длительное пребывание Иисуса с учениками, а потом Его торжественное восхождение на Небеса является для Луки важным богословским прологом к дивной истории жизни и роста христианской Церкви.
Начиная от первых веков, апостолы и святые отцы размышляли о том, чем явилось Вознесение для Христа и для нас, людей.
Для Иисуса Христа оно явилось последней точкой восхождения к Богу Отцу и высшей степенью прославления.
Своим Вознесением Господь Иисус Христос не только вошел в самое небо, чтобы предстать… за нас пред лице Божие (Евр 9:24), но и прошел небеса (Евр 4:14), восшел превыше всех небес (Еф 4:10) и воссел одесную Бога (Мк 16:19; ср. Деян 7:55).
При этом нужно помнить, что Христос взошел в Небесную Славу в человеческом теле. В том, Которое Страдало и Воскресло. Таким образом, человеческое тело, рожденное от Девы, приняло участие в Пренебесной Жизни, и в нем Господь Иисус Христос воссел одесную Бога Отца. С момента Вознесения человеческая природа во Христе получила полное участие в Божественной жизни и вечном блаженстве.
Как замечает блаж. Феодорит Кирский, «ныне, в день Вознесения, всё и вся наполнилось радости… Ныне диавол оплакивает свое поражение, взирая на наше тело, восходящее на небо… Ныне диавол сетует, говоря: что делать мне, несчастному? Все, кого я, как быстрокрылый сокол, захватил, отнимаются у меня, и со всех сторон я побежден. Перехитрил меня Сын Марии. Не знал я, что в человеческом теле кроется Бог».
Вознесение и пребывание одесную Бога Отца — это продолжение того Спасения, которое Христос дарует верующим в Него: «восседание Спасителя одесную Бога Отца означает Его продолжение спасения мира путем Его заступничества, посредничества перед Богом Отцом за человеческий род» (преподобный Иустин Попович). Автор послания к Евреям говорит: Христос вошел не в рукотворенное святилище… но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие (Евр 9:24). Зачем предстать? Чтобы ходатайствовать за нас пред Богом. «То, что Спаситель носит тело, — говорит блаженный Феофилакт, — и не сбросил его с Себя — сие самое и есть заступничество и ходатайство пред Отцем. Ибо, взирая на тело, Отец вспоминает ту любовь к людям, ради которой Его Сын принял тело, и приклоняется к состраданию и милости».
Емко значение Вознесения Господня передано в кондаке праздника, сочиненном преподобным Романом Сладкопевцем:
«Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже отлучаяся, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз еcмь с вами и никтоже на Вы».
Русский перевод: «Исполнив домостроительство спасения нашего за нас и соединив земное с небесным, Ты вознесся во славе, Христе, Боже наш, никаким образом (от нас) не отлучаяся, но пребывая неизменным, и вопия к любящим Тебя: Я с вами, и никто на вас».
Точно ли сорок дней?
Итак, если для Евангелиста Луки Вознесение тесно связано с Воскресением, почему Лука рассказывает о сорокадневном периоде явлений Иисуса?
Начнем с того, что первохристианская традиция никогда не говорила, что Иисус вознесся сразу после Воскресения. Это произошло через какое-то время, то есть период пребывания с учениками, несомненно, был. Как мы увидели выше, для Луки Вознесение тесно связано с Воскресением Иисуса и Лука обычно надолго эти два события не разделяет.
Тогда почему Лука рисует нам такой длительный, сорокадневный период явлений Воскресшего?
Во-первых, он конкретно и внятно (как до него не делалось) утверждает некий период пребывания с учениками воскресшего Иисуса.
Во-вторых, ему важна эта мысль в перспективе дальнейшего повествования книги Деяний, которую она и открывает. В каком-то смысле Лука делает ее ключом ко всей книге Деяний и к истории жизни ранней Церкви.
Сначала в Евангелии крупной кистью, а потом, в книге Деяний, мелкой кистью Лука рисует икону ухода Иисуса из нашего мира на Небеса. Здесь и ангелы — свидетели события (их двое, потому что по иудейским представлениям только свидетельство двоих имеет значение); здесь облако (символ шехины — Славы Божией); радость учеников, потому что их Учитель теперь — прославленный Богом Царь Небесный.
Вознесение Христа, по мысли следующих поколений христиан, — это уникальное событие: прославление человеческого тела, которое имел Воскресший Иисус Христос, предпосылка для дарования верующим Духа Святого и, благодаря небесному воцарению, распространение власти Христа над всей Вселенной.

 
line   line